06:39, 10 декабря 2019 Вт

«Это настолько глупо», «Спецназ — не бедная овечка...», - эксперты о действиях ГКНБ 7 августа в Кой-Таше

Мероприятия по принудительному приводу бывшего президента Алмазбека Атамбаева в качестве свидетеля, проходившие 7-8 августа в селе Кой-Таш, продолжают быть актуальными для обсуждений. 13 августа глава ГКНБ Орозбек Опумбаев на пресс-конференции ответил на вопросы журналистов относительно предпринятых ГКНБ мер, а также пояснил действия своих сотрудников.

Журналисты опросили экс-главы Министерства национальной безопасности (1997) Феликса Кулова, президента Ассоциации ветеранов спецподразделений «Альфа», полковника ГКНБ в отставке Юрия Погибу, а также ветерана спецподразделений «Альфа» Мирлана Желденбаева о событиях, произошедших 7-8 августа в Кой-Таше.

Феликс Кулов

феликс кулов

Журналисты: Глава ГКНБ Опумбаев рассказал о целях и ходе подготовки операции в Кой-Таше 7 августа. Из 5 вариантов был выбран один, рассчитанный на внезапность и захват Атамбаева на улице. Почему этого не удалось сделать?

Ф.Кулов: Во-первых, парламент предложил правительству создать госкомиссию, которая будет изучать эти события. Безусловно, будут исследованы все обстоятельства дела. Сегодня каждый высказывает свою субъективную оценку и моя тоже будет субъективной, основанной на тех материалах, которые, которые имеются в сети.

Что касается того, что говорил глава ГКНБ. Я не знаю, какие были другие варианты, но тот, что они выбрали, мягко выражаясь, был неудачным. Более того, вызывает сомнение обоснование этого варианта. Опумбаев заявил, что они тщательно разработали операцию. Тщательно проработать и прыгать через забор, чтобы вручить постановление о приводе? И это называется «тщательно проработать»? Причем речь шла о том, чтобы обеспечить принудительный привод свидетеля, а не преступника, не обвиняемого. Где это видано, чтобы спецназовцы (да то не только спецназовцы) прыгали через забор, чтобы показать постановление о принудительном приводе? Если есть постановление о принудительном приводе, то они должны были подойти к воротам, пригласить Атамбаева, если он не хочет, то пригласить его людей, вручить под расписку постановление. И, если он не выйдет, то тогда приступать к принудительному приводу: зайти в дом, найти, где он находится, и потом доставить. Постановление о принудительном приводе объявляется заранее и только после объявления можно приступать к принудительной доставке. Такого в практике никогда не было, чтобы таким образом, как это сделали сотрудники ГКНБ по указанию своего руководства, осуществлялся принудительный привод свидетеля. Вот поэтому, я считаю, что с точки зрения юридической оценки, проведение спецоперации было неправильным решением. За это руководитель операции должен отвечать, они подставили спецназовцев. Результатом оказалось то, что спецназ опозорен, опозорено имя и репутация ГКНБ. Сейчас все смеются над тем, как подставили спецназ, не только здесь, но и за пределами нашей страны.

Что касается действий предпринятых на следующий день, то другого выхода не оставалось, так как, там находились заложники, был убит спецназовец. Другого решения быть не могло. И, слава Богу, что это обошлось без жертв. И в этом плане надо отметить положительную роль МВД.

Журналисты: Нужно ли было после после 7 августа продолжать операцию на следующий день?

Ф.Кулов: После провала необходимо было продолжить операцию, потому что были заложники, был убит спецназовец. Надо было восстанавливать порядок, МВД в этом случае оказалось на высоте. Их действия были правильными.

Журналисты: На пресс-конференции озвучена такая информация, что люди в Кой-Таше были вооружены, зачем отправлять безоружный спецназ? Оправданы ли такие действия?

Ф.Кулов: Во-первых, то, что спецназ туда направили — это неправильное решение. Я такого никогда не встречал. Это дикость, когда следователь МВД дает поручение спецназу ГКНБ и тот бросается слепо выполнять постановление следователя. Слова Опумбаева, что их «контора» исполняла постановление следователя МВД, у меня вызывает горький смех. Это настолько глупо, что не поддается никаким разумным обоснованиям и комментариям. Никогда такого не было. Данные действия руководителей операции стали предметом насмешек и критики даже со стороны гражданских людей.

Журналисты: Кто должен отвечать за провал операции.

Ф.Кулов: Естественно, руководство ГКНБ.

Сейчас госкомиссия, которая будет создана в правительстве по предложению парламента, должна расследовать всем обстоятельства произошедшего. И на мой взгляд, было правильным, чтобы нас время работы госкомиссии первые лица ГКНБ и МВД должны уйти хотя бы в отпуск, а их обязанности возложить на кого-либо из заместителей.


Мирлан Желденбаев

мирлан желденбаев

АКИpress обратился с вопросами также ветерану спецназа «Альфа», полковнику в запасе Мирлану Желденбаеву.

«В операции «Альфы» 7 августа были тактические ошибки. Первая — группа была малочисленной. Вторая — район не был оцеплен», сообщил Желденбаев.

Он также сказал, что за 16 летнюю службу в его практике «Альфа» никогда не участвовала в обеспечении привода свидетеля в уголовном деле.

Кроме этого, Желденбаев не стал отвечать на вопрос, почему после провала плана по захвату Атамбаева на улице, операцию не остановили и спецназ продолжил операцию в доме Атамбева с приказом не применять оружие, хотя у другой стороны, по их же заявлению, оружие было. «Я промолчу», - сказал он.


Юрий Погиба

юрий погиба

Журналисты: Глава ГКНБ Опумбаев рассказал о целях и ходе подготовки операции в Кой-Таше 7 августа. Из 5 вариантов был выбран один, рассчитанный на внезапность и захват Атамбаева на улице. Почему этого не удалось сделать?

Ю.Погиба: Вариант был выбран правильно, а также все исходило из минимализации жертв. Самое главное при планировании любой спецоперации — это минимализация жертв. Если даже операция не удалась, была возможность избежать жертв, перегруппироваться и, исходя из развития обстановки, принять следующий шаг и следующие решения. Поэтому с точки зрения проведения операции было принято решение не подвергать людей риску, тем более это не было задержание, это предполагало обсуждение вне предъявления соответствующих документов, поэтому и планировалось проведение быстрого обсуждения без задержек. В случае возникновения внештатной ситуации к работе приступила бы группа блокирования, которая была вооружена нелетальным оружием. В принципе схема рабочая, любой специалист скажет, что это не антитеррористическая операция, это операция по соблюдению законодательных норм, чтобы не дать возможность использовать провокацию в стране, не подчинившихся закону людям, в тот момент Атамбаеву и его близкому окружению. Тут вопрос в том, что были заранее подготовленные люди, были заранее продуманы контр-тактические шаги со стороны штаба Атамбаева и, когда группа устремилась в след за ним на территорию дома, то получилось, что группу отсекли. Я никого ни в чем не обвиняю, просто в принципе группа должна была выйти на блокирование. Возможно, они не смогли пробиться. Когда группа зашла дальше, ее блокировали впереди огнестрельным оружием, а сзади встала толпа, которая надавливала. Получилась внештатная ситуация, в этой ситуации руководство понимало что, любой выстрел подставит страну на грань гражданской войны. Спецназами было принято абсолютно верное решение, именно на неприменение огнестрельного оружия с целью недопущения жертв среди мирного населения, потому что мирное население — это не враг. Люди просто были накручены, они элементарно боялись за свою жизнь, это такая предсказуемая реакция. Люди, которые этим управляли, прекрасно понимали, какая будет реакция. Если бы у одного хотя бы сотрудника «Альфы» сдали нервы и он бы открыл выстрел, то последствия были бы совершенно другими. Когда группа зашла в дом и оттуда началась провокационная стрельба огнестрельным оружием сторонниками Атамбаева, толпа народа, находящаяся снаружи кинулась на выяснение ситуации, вот это был самый критический момент. Если бы специальное подразделение, которое было заперто внутри или группа снаружи применили бы огнестрельное оружие, то история началась бы совершенно по-другому, была бы ответная реакция, но это классическая схема, как везде бывает, при каких-либо государственных переворотах, это отработанная вещь: правоохранительные органы убивают гражданского, получается общество переформатируется в адрес гнева власти и правительства. Если абстрагироваться от ситуации, мы должны понимать, что вопрос национальной безопасности и внешних угроз даже при самой большой внутриполитической определенности никуда не исчезает.

Журналисты: Нужно ли было после провала целей операции, приостановить ее?

Ю.Погиба: Я считаю, что операция не провалилась, а подвергнулась срыву. Штурма никакого не было, это было мероприятие по обеспечению безопасности следственных действий. Ситуация начала развиваться стремительно по пути дестабилизации и возникновения массовых беспорядков. Действия были спровоцированы и управляемы извне, просто так не могло ничего произойти. Это был срыв операции, но ни в коем случае не провал. А именно срыв операции по проведению следственных действий по принудительному приводу. Нельзя забывать, что успешно использовались хорошо обученные дежурные группы. Эта организационная структура не стихийная. Там была управляемая ситуация, они контролировали последующие шаги и действия, поэтому можно сказать, что штурма никакого не было.

Журналисты: Зачем нужно было отправлять безоружный спецназ в дом, где люди, по их же словам, были вооружены?

Ю.Погиба: Во-первых, я хочу сказать, что ни в коем случае не надо делать из спецназа бедную овечку. Они сильнейшие профессионалы, признанные не только у нас в стране, но и в мире. Они четко понимали, и руководство ГКНБ четко понимало, что может произойти любое развития событий. Любая операция 50 на 50, или получится, или не получится. Группа ведь выдвигалась на сопровождение лица, поэтому часть подразделения была вооружена. Заданием группы, вооруженной нелетальным оружием, было контролировать случаи возникновения попыток сторонников Атамбаева помешать проведению поручения. Они должны были отсечь, делать коридор, это обычная практика, которая применяется всегда и везде. Поэтому не нужно говорить о безоружных сотрудниках спецназа. Это неправильно. В этих органах всегда дается боевой расчет, боевой приказ, определяется группировка, эти элементарные шаги были сделаны. Бывает операция двух видов: планированная и незапланированная. А здесь были все признаки спланированной операции и подразделение вело себя выдержанно.

Журналисты: Кто по вашему должен отвечать за провал операции 7 августа?

Ю.Погиба: Вы знаете, здесь вопрос уже гражданской сознательности. Виновными не могут быть те люди, которые проводили мероприятие по выполнению принудительного привода, потому что они находились в правовом поле и соблюдали все правовые нормы Конституции Кыргызской Республики. Ситуация была спровоцирована сторонниками экс-президента. Были применены камни, палки, было прямое нападение на сотрудников органов, которое притворствовало проведению служебных обязанностей этих сотрудников. Если даже организаторы преследовали так называемый управляемый хаос, то получили неуправляемый хаос. Следствие, суд, история поставят контрольную точку. По всему внешнему признаку, которого мы видим по динамике развития событий, в данной ситуации виновны те люди, которые отказались подчиняться закону. Вот и весь расклад.

 

 

Источник: АКИpress

up