20:13, 2 декабря 2022 Пт

Политолог: Очередная провокация таджикской стороны – это военное преступление и теракт

Очередная военная провокация с таджикской стороны с целенаправленным уничтожением гражданской инфраструктуры, посягательство на жизнь и здоровье стариков, женщин, детей и других гражданских лиц, участие наемников без опознавательных знаков в международном праве классифицируются как военные преступления и террористический акт. Об этом сказал политолог Шерадил Бактыгулов.

По словам эксперта, последняя провокация вооруженных сил Таджикистана уже третья по счету за короткое время, и она также приурочена к очередному важному событию.

«Как известно, в мае 2020 года пограничники Таджикистана провели первую «пробу» крупного вооруженного нападения на пограничников Кыргызстана. Далее, в апреле 2021 года, Таджикистан в очередной раз вероломно атаковал нашу Баткенскую область. Особую циничность таджикских властей показывает тот факт, что нападение произошло в священный для всех мусульман месяц «Рамазан». При этом, как всегда, власти Таджикистана заявили, что первыми начали кыргызстанцы. Во время весенне-полевых работ в 2022 году произошла очередная серия вооруженных провокаций со стороны Таджикистана. Нынешняя провокация происходит во время саммита ШОС в Самарканде. Важно отметить, что перед этим состоялась внеочередная сессия Совета коллективной безопасности ОДКБ», — отметил он.

Далее эксперт обратил внимание на то, что таджикская сторона не следует ранее достигнутым договоренностям о прекращении огня и недопущения конфликтов, и всячески их нарушает, что наводит на мысль о пренебрежении к переговорному процессу и взятым на себя обязательствам.

«Проходил ряд двухсторонних встреч между представителями силовых структур, пограничного руководства, а также на уровне руководителей приграничных областей. Но каждый раз мы видим, как все ранее достигнутые договоренности нарушаются властями Таджикистана в одностороннем порядке, и таджикская сторона вновь обостряет ситуацию», — говорит он.

По словам Бактыгулова, нынешняя провокация готовилась заранее, и руководство Таджикистана было обо всем в курсе.

«Без ведома Эмомали Рахмона ни один таджикский солдат не сделает выстрела в нашу сторону. Нынешний конфликт показывает, что таджикская сторона заранее стягивала тяжелую боевую технику и ствольную артиллерию, из которых ведет огонь по гражданской инфраструктуре Кыргызстана. Помимо этого, руководство Таджикистана допускает в свои ряды боевиков без опознавательных знаков. Они выдают им одежду, снаряжение, денежное довольствие и так далее. Это говорит о наличии наемников», — отметил эксперт.

Шерадил Бактыгулов добавил, что в Таджикистане также присутствует активная дискриминация национальных меньшинств.

«В 1924 году, когда формировалась Таджикская ССР, им были переданы два района Кыргызстана – Мургабский и Жерге-Тальский районы. Узбекистан передал часть земель, вошедших в состав нынешней Согдийской области. В районах преимущественного проживания кыргызов на руководящие посты ставят только таджиков. Таджикистан переименовал название Жерге-Тальский район на таджикский манер. Майские события этого года, произошедшие в Памире, в Таджикистане назвали атакой террористов, хотя на самом деле это были мирные акции памирцев против произвола силовиков», — сказал он.

В заключении эксперт пояснил, что системное нарушение со стороны Таджикистана всех достигнутых ранее договоренностей о недопущении конфликтов на границе ведет только к образованию нового очага напряженности не только между Кыргызстаном и Таджикистаном, а в целом во всем Центрально-Азиатском регионе.

up