04:53, 3 августа 2021 Вт

Конфликт на кыргызско-таджикской границе: Международный уголовной суд зарегистрировал обращение юристов из Кыргызстана

Конфликт на кыргызско-таджикской границе: Международный уголовной суд зарегистрировал обращение юристов из Кыргызстана — Today.kg

Юристка и правозащитница Сания Токтогазиева сообщила, что офис прокурора Международного уголовного суда (МУС) направил письмо-подтверждение о получении и регистрации коммуникации от активистов из Кыргызстана по конфликту на кыргызско-таджикской границе.

На своей странице в фейсбуке она приложила само письмо и пояснила, что ответ поступил 14 июня.

Документ заверен главой отдела информации и доказательств Канцелярии прокурора МУС Марком Диллоном.

При этом, в нем отмечено, что регистрация обращения не означает, что расследование по этому кейсу уже было или будет открыто. Согласно ответу, о самом решении и причинах его вынесения МУС проинформирует позже.

Ранее Токтогазиева заявляла, что «со стороны правоохранительных органов (ГКНБ, МВД и прокуратура) не было помощи в процессе подачи [обращения] в Международный уголовной суд».

«Наоборот, они всячески отказывались нам предоставить хоть какую-либо информацию, хотя в нормальных странах над обращением в международные суды обязаны заниматься государственные органы. Мало того, что они свои обычные функции не хотят исполнять, так еще неравнодушным гражданам палки в колеса вставляют», – отметила юристка.

Обращение в МУС

Специалистка по конституционному праву, юристка Сания Токтогазиева сообщила, что 6 июня ряд кыргызстанских правозащитников, общественных организаций и юристов обратился к прокурору Международного уголовного суда (МУС)*.

Они просили инициировать расследование действий военнослужащих и главнокомандующих Таджикистана «по факту совершения военных преступлений против мирного населения» Кыргызстана. Об этом Токтогазиева сообщила в своем фейсбуке.

*Международный уголовный суд (МУС) — первый независимый постоянный международный суд, который борется с тяжкими преступлениями, такими, как геноцид, военные преступления, преступления против мира, человечности. Он находится в Гааге. Его юридическая основа — Римский статут, подписанный в 1998 году в Риме 120 государствами-членами ООН.

Речь идет о приграничном вооруженном конфликте, который продлился с 28 апреля по 1 мая и стал самым крупным за историю независимости обеих стран. По данным минздрава Кыргызстана, во время конфликта на границе погибли 36 кыргызстанцев, 33 из которых были мирными жителями, еще 154 человека получили ранения различной степени тяжести. Из приграничья были эвакуированы более 40 тысяч человек.

Токтогазиева пояснила, что статья 15 Римского статута позволяет любому лицу, группе лиц или организации сообщить в канцелярию прокурора МУС о предполагаемых или потенциальных преступлениях.

«Мы решили воспользоваться этим правом и считаем, что это наш долг как юристов и неравнодушных граждан отстаивать интересы нашей страны и, в первую очередь, наших потерпевших граждан, даже если госорганы бездействуют. Со стороны госорганов — а именно ГКНБ, прокуратуры и МВД — не было никакого содействия. Напротив, они отказались предоставить нам какую-либо информацию», — отметила она.

Что дальше?

По словам Токтогазиевой, теперь предоставленную в обращении информацию будет рассматривать прокурор МУС, а далее судьи.

«На самом деле процедура очень сложная и на это могут уйти годы. Прокурор может начать предварительное расследование по собственной инициативе в отношении предполагаемых международных преступлений. Только после завершения предварительного следствия прокурор МУС должен получить разрешение судей на открытие официального расследования», — рассказала она.

Решение прокурора о начале предварительного расследования, по словам Токтогазиевой, зависит от ряда факторов. Он должен разобраться, дает ли имеющаяся информация разумное основание полагать, что преступление, подпадающее под юрисдикцию суда, было совершено. Кроме того, он должен учитывать интересы правосудия.

Что вменяется Таджикистану?

Юристка пояснила, что не каждое предполагаемое преступление подпадает под юрисдикцию МУС, но в случае обращения с Кыргызстаном соблюден ряд условий для этого. Военные преступления входят в Римский статут, а Республика Таджикистан ратифицировала его в мае 2000 года. При этом Кыргызстан этот статут не ратифицировал, хотя и подписал его.

Кроме того, преступление должно быть либо совершено на территории страны-участницы Римского статута, либо его гражданином.

«Мы обратились в МУС на основе персональной юрисдикции, так как предполагаемые преступления были совершены гражданами Республики Таджикистан», — пояснила Токтогазиева.

Юристка сообщила, что со стороны военных Таджикистана по статье 8 Римского статута было более пяти видов предполагаемых военных преступлений на кыргызской территории:

  • пытки или бесчеловечное обращение;
  • взятие в заложники;
  • умышленные нападения на гражданское население;
  • умышленные нападения на гражданские объекты;
  • нападение на незащищенные и не являющиеся военными целями города, деревни, жилища или здания или их обстрел;
  • разграбление города или населенного пункта.

По словам Токтогазиевой, в случае, если предварительное и официальное расследование их докажут, таджикская сторона может понести международную уголовную ответственность.

«Если будут доказаны совершения военных преступлений, то к международной уголовной ответственности могут быть привлечены определенные военнослужащие, вплоть до главнокомандующих Республики Таджикистан», — заключила она.

Приграничный конфликт

На границе Кыргызстана и Таджикистана с 29 апреля по 1 мая произошел вооруженный конфликт. По предварительным данным, причиной конфликта послужила установка видеокамер на водозаборе «Головной» таджикской стороной.

В результате вооруженного конфликта со стороны Кыргызстана погибли 36 человек и пострадали 154 человека. Власти Таджикистана сообщили о 19 погибших таджикистанцев и 87 раненых.

В Баткенской области были сожжены и разрушены более ста домов, три пограничных поста, две школы, один детсад, одно медучреждение, здание милиции, десять заправочных станций, восемь магазинов, четыре торговых точки, четыре соцобъекта и пять других государственных зданий. Некоторые поселения были полностью разрушены.

Об окончательном прекращении огня стороны договорились 1 мая после переговоров правительственных делегаций. 3 мая Кыргызстан и Таджикистан завершили отвод дополнительных сил и средств от линии госграницы на места постоянной дислокации. В тот же день власти двух стран сообщили о возбуждении уголовных дел и обвинили друг друга в начале конфликта.

up