01:15, 14 мая 2021 Пт

«Лучше, но могло быть еще лучше». Кыргызстан поднялся на 3 строчки в рейтинге свободы прессы, но журналисты все еще подвергаются преследованиям — «Репортеры без границ»

«Лучше, но могло быть еще лучше». Кыргызстан поднялся на 3 строчки в рейтинге свободы прессы, но журналисты все еще подвергаются преследованиям — «Репортеры без границ» — Today.kg

Международная организация «Репортеры без границ», защищающая свободу информации, опубликовала ежегодный глобальный рейтинг «свободы прессы». Позиция Кыргызстана в рейтинге из 180 стран поднялась с 82 на 79 место по сравнению с 2020 годом.

Среди центральноазиатских республик только Кыргызстан, расположившийся на 79 месте, находится в верхней половине списка. Казахстан поднялся на 155 строчку; Узбекистан опустился на одну позицию до 157 места; Таджикистан занял 162 строчку, опустившись на одну позицию; Туркменистан поднялся на две строки до 178 строчки.

За Туркменистаном — лишь две другие тоталитарные страны: Северная Корея и Эритрея.

«Репортеры без границ» отмечают «заразительное» желание правительств в Восточной Европе и Центральной Азии контролировать информацию.

«Следуя российской модели, правительства других стран использовали необходимость борьбы с дезинформацией о COVID-19 как основание для введения дополнительных ограничений на свободу прессы», — заявила организация.

«Лучше, но могло быть еще лучше»

В отчете организации отмечается, что плюрализм кыргызских СМИ является исключительным в Центральной Азии, однако «поляризация кыргызского общества отражается как в самих СМИ, так и среди журналистов».

«Это проявилось в нападениях на журналистов как со стороны полиции, так и демонстрантов во время беспорядков после выборов в октябре 2020 года. Расследовательская журналистика все еще не решительна, ей мешают трудности с доступом к информации, а также преследования, включая кибератаки, применение физического насилия и допросы», – подчеркнули «Репортеры без границ».

В организации пояснили, что одним из опасных видов деятельности для независимых СМИ и журналистов является разоблачение коррупции – «например, предполагаемой контрабандной деятельности и отмывания миллионов долларов семьей Матраимовых».

«Журналистам будет по-прежнему не хватать безопасности до тех пор, пока размер компенсации за ущерб (который был астрономическим) не будет ограничен законодательно, а также не будет отменена особая защита президента и не будет обеспечена независимость судебной системы», – написано в отчете.

*Матраимовы подали в суд на «Азаттык», «Клооп», издание 24.kg и журналиста Али Токтакунова в середине декабря 2019 года, обвинив журналистов в оскорблении чести, достоинства и деловой репутации их семьи. Изначально они потребовали 22,5 млн сомов компенсации с «Азаттыка», 15 млн сомов с 24.kg, 12,5 млн сомов с «Клоопа» и 10 млн сомов с Токтакунова.

С изданием 24.kg, которое не участвовало в расследовании, а лишь выпустило свой пересказ, Матраимовы договорились о частичном отзыве исковых требований. Хотя 24.kg продолжает оставаться ответчиком в деле, Матраимовы больше не требуют с них компенсации, и суд удовлетворил это ходатайство. Таким образом, общая сумма компенсации, которую Матраимовы добиваются от СМИ, теперь составляет 45 млн сомов.

Международная организация «Репортёры без границ» (RSF) выпустила заявление в защиту СМИ. Правозащитники назвали иск «абсурдным» и призвали Свердловский райсуд отклонить его.

В организации «Репортеры без границ» назвали «предупреждением» неудавшуюся попытку продвинуть «драконовский закон под предлогом борьбы с дезинформацией в разгар кризиса COVID-19».

*Инициатором закона «О манипулировании информацией» выступила депутатка Гюльшат Асылбаева. Проект закона подвергся резкой критике, а юристы отмечали, что он «грубо» нарушает права граждан на свободу слова, и устанавливает государственную цензуру в интернете. Инициаторы предложили ужесточить контроль над распространением недостоверной информации в интернете, а также обязать провайдеров хранить информацию о пользователях.

Также в законе говорилось, что уполномоченный орган мог заблокировать доступ к информации, которая может быть ложной, несмотря на то, что подобное решение по действующему законодательству Кыргызстана может вынести только суд. Законопроект на 64% совпадает с аналогичным законом, принятым в России. А в некоторых статьях закон и вовсе был скопирован без изменений. Несмотря на все возражения общественности, депутаты парламента все же одобрили законопроект и отдали его на подпись президенту Сооронбаю Жээнбекову. Однако Жээнбеков не стал принимать закон и выразил свое возражение.

Кроме того, в организации сочли «тревожной» экстрадицию узбекского журналиста Бобомурода Абдуллаева обратно в Узбекистан в августе 2020 года, «хотя ему там грозили тюремное заключение и пытки».

*В сентябре 2017 года Бобомурод Абдуллаев был задержан в Ташкенте сотрудниками узбекских спецслужб за публикацию статей под псевдонимом Усман Хакназаров, а после признали виновным в «посягательстве на конституционный строй Республики Узбекистан» и приговорили к 1,5 годам принудительных работ с удержанием 20% зарплаты, постановив освободить его в зале суда. После освобождения Бобомурод Абдуллаев отправился в Германию по приглашению «Репортеров без границ». В 2020 году из Берлина он прибыл в Бишкек, чтобы пройти четырехмесячное обучение в АУЦА. Его арестовали по запросу узбекских властей и поместили в СИЗО ГКНБ, а права на защиту его были грубо нарушены: адвокатам не давали посетить подзащитного.

За журналиста вступились «Репортеры без границ», Госдепартамент США, Human Rights Watch и «Комитет по защите журналистов». Они просили кыргызские власти не экстрадировать независимого журналиста в Узбекистан, где он может снова стать жертвой пыток. Но его выдали, и хотя в Ташкенте Абдуллоева почти сразу же отпустили домой, стало известно, что в бишкекском СИЗО ГКНБ его пытали. Журналист на момент ареста и экстрадиции попросил статус беженца в Кыргызстане и его заявление приняли к рассмотрению — значит, его отправка на родину не была полностью законной с кыргызской стороны.

up