01:41, 30 ноября 2020 Пн

Русланбек Умаров: После революции-2020 в органах не брали взятки всего пару недель

Русланбек Умаров: После революции-2020 в органах не брали взятки всего пару недель — Today.kg

В Кыргызстане с приходом к власти Садыра Жапарова началась новая волна арестов коррумпированных чиновников. Надолго ли это продолжится? К чему приведет очередная кампания против мздоимства? Почему символа коррупции Матраимова не посадили? На эти и другие актуальные вопросы отвечает известный борец с коррупцией, опытный оперативный сотрудник, экс-начальник отдела борьбы с коррупцией Финполиции, ныне руководитель частного сыскного агентства Русланбек Умаров.   

- Основной вопрос, который мы хотели бы обсудить – это кадровая чехарда, которая сейчас творится в Кыргызстане.

- Действительно последние кадровые назначения Садыра Жапарова вызвали бурную реакцию общественности. Начиная от первых назначений на таможне, в правоохранительных органах, заканчивая кадровыми решениями по мэрии Бишкека. Но очень важно, что и.о. президента Жапаров сам признал, что совершил кадровые ошибки и, как подчеркнул он, под влиянием различных политических сил и окружения. Он прямо и официально это признал. Кстати я считаю, что эти его ошибки – это постреволюционные издержки и не поздно их исправить. Бывают такие моменты, когда ты только пришел, а вокруг куча-мала, и в этот момент могут быть ошибочные кадровые назначения. Самое главное - не надо все откладывать в долгий ящик с переназначениями, потому что люди ждут перемен и эти перемены должны проявиться в самое ближайшее время.

- Как вы думаете, новые назначения могут кардинально изменить ситуацию с коррупцией в силовых структурах?  

- Какими бы хорошими ни были помысли новых назначенцев, одного желания исправить ситуацию недостаточно, если новый руководитель не знает эту систему изнутри.  Желательно, как минимум, потенциальный руководитель должен быть идейным, проработать в этом ведомстве или в аналогичной системе не менее 5 лет и пройти несколько ступенек по должностной лестнице.

Если он там не работал никогда, то ему остается только рассчитывать на профессионалов, кто ему в этом поможет. А брать людей к себе в советники из этой же системы рискованно, так как нет гарантий, что они возьмут и выложат весь расклад, да еще помогут сломать все коррупционные проявления. На что эти «помощники» будут жить, если прикроют все коррупционные схемы? Одно направление прикроют для видимости, а остальные оставят без изменений. Таким новым назначенцам, не знающим изнутри систему, остается только одно - найти идейных единомышленников и профессионалов, а таких единицы.

 Например, многие думают, что коррупция исчезла или сократилась в разы, потому что так сказали политики. Но по факту, во многих сферах ничего не изменилось. Действительно в силовых структурах после «революции» было затишье около 2 недель, но потом привычное мздоимство продолжилось, хотя во многих ведомствах поменялись руководители.

Поясняю почему коррупция продолжается, несмотря на то, что пришел новый руководитель. Те, кто решают вопросы путем дачи взяток должностным лицам, они продолжат это делать, так как им это выгодно. Зная свою вину, такие люди никогда не пожалуются, что у него вымогают деньги. Они могут торговаться, но потом в любом случае дадут взятку должностному лицу. А «вывезти» человека из дела или в крайнем случае заволокитить дело следователь с надзирающим прокурором при желании всегда смогут. И об этом не узнает новое руководство. У нас сейчас такая ситуация сложилась везде. А как с этим бороться, если и взяткодатель, и взяткополучатель оба заинтересованы в таком решении вопросов? Это означает, что вновь назначенный руководитель ведомства либо профнепригоден, либо у него нет профессиональной команды, которая поможет пресечь это зло. Либо третье - он сел в долю. Другого не дано!

Поэтому, когда в очередной объявляют борьбу с коррупцией, это еще не значит, что все побегут писать заявления! Таких заявлений наберется очень мало! Поэтому, чтобы выявить преступления такого характера, нужно работать совсем по-другому.

- Как, например?

- Использовать нестандартные методы, иметь нестандартное мышление, подходить к решению проблемы с творческим подходом, а не так, как сейчас работают многие силовики в Кыргызстане. 

Считаю, что правоохранительные органы просто обязаны помочь исполняющему обязанности президента освободиться от тех недостойных чиновников, в том числе и от тех, кого и.о. президента сам назначил недавно под влиянием политических сил и окружения, как он признался сам. По истечении месяца или максимум двух руководитель ведомства обязан отчитаться перед общественностью и премьер-министром КР о том, какие изменения произошли после его прихода на должность. Тех, кто не справился со своими обязанностями по профпригодности, либо кардинально не изменившими ничего, надо гнать в шею! Время не терпит, и держать таких никчемных чиновников считаю преступным при такой сложной общественно-политической ситуации.

 

- Каким должен быть руководитель и что он в первую очередь должен сделать в своем ведомстве? К примеру, вот вы как человек, много лет проработавший в Финполиции, что бы посоветовали новому руководителю ГСБЭП?

- Интересный вопрос…  Ну, мог бы дать несколько рекомендаций для начала. Например, есть такое изречение: «театр начинается с вешалки». Так вот, любой госорган тоже можно охарактеризовать по тому, как гражданина «встречают». Если сейчас вы войдете в здание финпола, вы столкнётесь со следующей картиной: вас, вашу сумку, вещи, тщательно проверят металлоискателем на наличие запрещенных предметов (холодное оружие, боеприпасы). Если у вас с собой имеется телефон, ключи, брелки, флэшки и т.д.( это не незапрещенные предметы), то вам запретят заносить с собой в здание и предложат оставить их в спецячейке у дежурного. С телефоном вас точно не пропустят, даже если вы адвокат! Для чего это делается? В моем понимании одна из основных причин такого указания руководства – чтобы посетитель не занес с собой звукозаписывающее устройство.  

Такие условия созданы для того, чтобы посетитель или адвокат не смог при необходимости зафиксировать на телефон противоправные действия (вымогательство, склонение к даче взятки, превышение служебными полномочиями и др.) со стороны должностных лиц, то есть следователя, дознавателя, начальника отдела и т.д. Тем, кто скажет в свое оправдание, что здание правоохранительного органа - это режимный объект, существует тайна следственных действий и поэтому, мол, с телефоном нельзя заходить, то он лукавит. Это не убедительный аргумент.

Важно понять, что перед тем как бороться с коррупцией в других государственных органах и учить уму-разуму, нужно сначала начинать с себя и быть примером для других госорганов.

Поэтому первое что надо сделать – отменить неправомерное указание руководства и существующую практику изъятия сотовых телефонов у посетителей и адвокатов при посещении ведомства. Данная профилактическая мера позволит в разы сократить коррупционные проявления в самом ведомстве.

А если это режимный объект, как считают в финполе, то нужно повесить табличку у входа, с предупреждением: «В здании фотографировать запрещено и переключите свои мобильники на беззвучный режим». Этого достаточно.

Изъятие телефона при входе в госорган – это, по моему мнению, первый признак коррумпированности ведомства. Такое же явление есть в большинстве силовых органах. Даже в Белом доме отбирают сотовые телефоны при входе.

Второе. После назначения на руководящую должность, высокопоставленные чиновники и их заместители должны дать добровольное письменное согласие на имя и.о.Президента КР на просушивание своих телефонных и иных разговоров, на случай если эти чиновники будет заподозрены в каких-либо коррупционных проявлениях. И этот шаг как профилактическая мера позволит сократить в разы желание самого чиновника злоупотреблять и участвовать в противоправных деяниях. Руководители личным примером должны показать всем и в первую очередь коллективу, что его намерения и нахождение в этой должности исключительно в интересах государства и общества!

И третье. Постоянно проводить мониторинг и профилактические мероприятия (силами Службы собственной безопасности), состоящие в негласном изучении, наблюдении и документировании поведения своих подчинённых в искусственно созданных условиях, с целью выявления или подтверждения его противоправных деяний при исполнении ими своих служебных обязанностей. Если сказать по-простому, надо дать понять всем подчинённым, что если руководитель не берет взятки, то и его подчинённые не должны этого делать. И если появиться такой факт, то нужно задерживать таких и потом судить.  Думаю, для начала эти рекомендации будут полезны не только новому главе ГСБЭП.

- Но смогут ли сотрудники таких органов выжить на зарплату в 15-20 тысяч сомов?

- К примеру, в Финансовой полиции начальники, руководители отделов получали премии в 250 тысяч сомов, а рядовые сотрудники по 15-20 тысяч. Я считаю, что большие премиальные должны получать отличившиеся рядовые сотрудники. У руководителей и начальников управлений есть служебные машины, бензин за счет государства, они сидят в кабинетах и расходов не несут, а рядовые оперативные сотрудники и следователи ездят по работе ежедневно за свой счет. Все должно быть прозрачно и справедливо. Конечно, важная задача – это поднять заработную плату, чтобы сотрудники не брали взятки. К тому же, в ГСБЭП много лишних людей, можно кого-то сократить и поднять за счет этого зарплаты другим.

- Много вопросов возникает и по делу экс- таможенника Матраимова. В обществе не понимают почему его все-таки отпустили, почему он перечислил всего 25 миллионов долларов, когда якобы должен 700 миллионов, и почему решения по нему принимает сам Садыр Жапаров, а не следователь? 

- Как человек, проработавший в правоохранительной системе и знающий, как сложно доказывать вину, а тем более обеспечить возмещение нанесенного ущерба в бюджет, я считаю, что принятое Садыром Жапаровым решение отпустить Матримова с условием возмещения ущерба в сумме 2 миллиарда сомов - это единственное правильное решение. Такие решения по особо громким и резонансным делам всегда принимались и принимаются на самом высоком уровне, а не следователями. И.о.Президента об этом открыто сказал! Важен результат. 25 миллионов долларов будет возвращено в бюджет – такого в истории Кыргызстана никогда не было! Добавлю, что это возмещение ущерба только по одному уголовному делу о коррупции в таможне, по контрабанде.

А то, что пишут, что он вывез 700 млн долларов США, это отдельная тема и дело. Если выявят реальный нанесенный ущерб по выводу денег, предъявят обвинение, докажут чью-либо вину, было бы эффективней, чтобы виновные точно также возмещали ущерб государству.

- Как думаете, нужна ли кардинальная зачистка в таможне?

- Считаю, что да. Народ не успокоится, так как понятно, что один клан взял все ключевые посты в этом ведомстве.

- Как вы думаете, сажать в тюрьму – эта наиболее эффективная мера против коррупции?

- Я всегда говорю, что не надо их сажать в тюрьму. Не надо быть такими озлобленными. Например, человек похитил у государства 100 тысяч долларов, пусть возместит ущерб государству и будет жить с семьей, но навсегда лишен права занимать любую государственную и муниципальную должность. А сейчас как? Дают тюремный срок в 7-8 лет, после этого на три года лишают права занимать госдолжность. Через какое-то время он снова идет на высокий пост.

- То есть вариант “кустурган” наиболее выгодный сейчас для государства?

- Конечно. Никто не хочет жить на чужбине или сидеть в тюрьме. Многим людям, которые нажили имущество нечестным путем, легче возместить ущерб государству.

- Недавно власти объявили экономическую амнистию. И даже, пишут, нашлись люди, которые сами хотят возместить ущерб государству...

- Думаю, это так. Это связано с тем, что уже давно лежат возбужденные уголовные дела, по которым большие суммы ущерба, а виновные находятся в бегах или идет следствие. Думаю, Жапаров дает шанс в большей степени им. Или, например, где-то уже собраны материалы, Счетной палатой и налоговой посчитаны ущерб и стоит вопрос: или посадят, или человек имеет шанс оплатить ущерб. Пусть заплатят и живут спокойно с семьей, но с условием, что это должностное лицо больше никогда на возвратится на госслужбу.

- Общество положительным шагом посчитало и арест так называемого вора в законе Камчы Кольбаева.

- Если по Матраимову ситуация более-менее прояснилась – народ его не любит, доказательства финансовых преступлений есть, он сам вину признал, то что касается уголовного дела в отношении Кольбаева мне трудно что-либо говорить, потому что я никогда не работал в сфере борьбы с организованными преступными группами. Однако могу сказать, что задержанием данного лица власть отправила всем важный сигнал – теперь будет правопорядок и закон, а не криминал и коррупция.

- Матраимов и Кольбаев были этакими красными тряпками для общества, которых пока убрали. Но ведь есть и другие не менее важные дела, которые надо срочно решать?

- Сейчас новые руководители силовых органов приходят на должность в ведомствах и говорят: “Прекращайте мелочью заниматься, давайте мне крупные резонансные дела”. Это большая ошибка. Все начинается с мелочей. Чтобы пресечь коррупцию, нельзя сосредотачиваться только на крупных делах. Так как мелких дел больше, соответственно, суммы воротятся больше. Крупные дела хорошо для пиара и резонанса. А на самом деле нужно засучить рукава и браться за все дела.

- Сейчас АКС ГКНБ показывает очень активную работу в сфере борьбы с коррупцией. Как бы вы расценили их работу?

- Хочу отметить последнюю спецоперацию АКС ГКНБ по заместителю начальника ГУБДД. Знаю, как проводятся такие спецоперации и заметил высокий профессионализм коллег. В прошлом у спецслужбы были аналогичные спецоперации. На таких профессионалах держатся силовые ведомства! Так, как сотрудники АКС отработали с гаишниками, они должны поработать с каждым министром, с заместителями министров, руководителями других госорганов, судов, прокуратуры, МВД и т.д. И не надо смотреть кто из чьей команды. Если есть достоверная информация даже по команде Садыра Жапарова, некоторые из которых примкнулись к нему под шумок, то надо отработать, согласовав с и.о.президентом,  чтобы помочь ему избавиться от проходимцев. Если кто-то из его команды начинает заниматься ерундой, то надо показательно и жестоко это пресекать. Думаю, Жапаров скажет за это спасибо.

- Садыр Жапаров в недавнем выступлении сказал, что очень тяжело искоренить коррупцию, все переплетено...

- Коррупцию можно сократить в разы за короткое время, но не искоренить совсем. Очень важное значение имеет то, кого назначают руководителем ведомства. Если руководитель сам из этой системы и он хочет в разы сократить у себя в министерстве или ведомстве коррупцию, то это возможно. Особое внимание в борьбе с коррупцией надо обращать на профилактические меры, о которых я выше говорил. Они приносят больше пользы, чем просто ловить и сажать в тюрьму.

- Сейчас новый и.о. президента хочет провести реформу законодательства для улучшения борьбы с коррупцией. Как государственные органы могут внести свою лепту и помочь?

Скажу на примере правоохранительных органов. В органах, у кого есть следствие, знают о нестыковках в законодательстве, о так называемых “вилках”, но не спешат приводить их в порядок. Почему? Потому что это их хлеб, это им выгодно. Можно трактовать по-своему и использовать одну статью в УПК и УК, а можно и другую. То есть можно «вывести» из дела человека, оправдать подчистую или подвести к тюремному сроку! Поэтому первая миссия порядочного и честного руководителя - навести порядок у себя в ведомстве, а потом внести предложения в ЖК КР по “вилкам” в законодательстве, в кодексы, УПК и т.д.

Поэтому я понимаю намерения Садыра Жапарова и верю ему. Есть ошибки, но я вижу, что надо его поддержать, он действительно хочет перемен в стране в лучшую сторону. У него сейчас очень много недоброжелателей и они злорадствуют каждому его промаху с кадрами. Были сторонники, которые ему помогли освободиться и так далее, но не надо чувствовать себя перед ними обязанным. Благодарным да, но не обязанным, эта большая разница! Можно доверять тем, кто не держится за должность или не просит ее, но разбирается в своей сфере. Если он профессионал - это видно.

- На что в первую очередь вы бы посоветовали новому руководству Кыргызстана обратить внимание.

- В первую очередь надо привести в «чувство» прокуратуру и весь силовой блок. Если в этих органах установится порядок, то это сразу отразится на всех остальных государственных и муниципальных органах. Самое главное - это прокуратура, надзорный орган, это око государево. Большая надежда на этот орган.

Еще очень важный момент – руководители силовых органов должны прийти к согласию и понять, что когда идут задержания и выявление преступлений в их ведомствах другими силовыми ведомствами, это не борьба одного органа с другим, а это борьба с отдельными “оборотнями”. Большая ошибка, когда задержания коррупционеров воспринимается как вызов и они начинают предпринимать ответные действия. Если руководитель ведомства хочет очистить свое ведомство, то он поддержит такие действия и даже поблагодарит силовиков из другой структуры. Уличенный в преступлении “оборотень” должен восприниматься своим руководителем и коллективом не как “свой”, а как тот, который подвел своих коллег и ведомство. И конечно, президент, как арбитр, должен строго наказывать попытку отдельных руководителей силовых органов провоцировать из-за собственных амбиций войны силовых структур и ненависть между органами.

up