20:46, 25 мая 2020 Пн

Умаров: Журналистское расследование о коррупции в таможне можно довести до конца. Нужна воля

Умаров: Журналистское расследование о коррупции в таможне можно довести до конца. Нужна воля — Today.kg

Публикация расследования "Азаттыка", OCCRP и Kloop о коррупции на кыргызстанской таможне вызвала эффект разорвавшей бомбы. Эти материалы даже стали причиной нескольких антикоррупционных митингов в стране. Но расследование официальными структурами указанных журналистами фактов идет со скрипом. В чем причина этого? Какие трудности возникают перед силовиками и трудно ли доказать вину подозреваемых? На эти вопросы отвечает известный оперативный сотрудник, экс - начальник отдела борьбы с коррупцией Финполиции, ныне руководитель частного детективного агентства Русланбек Умаров.     

 

Лжетранзит приносит таможенным баронам миллионы долларов

 

- Реальны ли с точки зрения такого опытного оперативного сотрудника как вы нелегальные таможенные схемы, которые выявили журналисты? Как вы думаете, они до сих пор действуют?  

-  Рассмотрим коррупционные схемы, о которых рассказали работники СМИ. Первая схема - лжетранзит. Товар автотранспортом ввозится из Китая в Узбекистан транзитом через Кыргызстан. Груз по документам оформлялся как транзит через территорию Кыргызстана (при транзите товар освобождается от таможенных платежей), а на самом деле груз из КНР в Узбекистан не доезжал, а оставался на территории Кыргызстана. Далее этот груз перевозился на рынки России и Казахстана как товар кыргызстанский. На видео было показано, как водитель утверждает, что он сделал 3 таких рейса и ему еще известно, что около 20 фур марки «Вольво» также совершили по 4-5 таких рейсов. 

Эти схема существует уже более 10 лет и многие им пользовались и пользуются поныне. Это не секрет Полишинеля. Сегодня осуществлять лжетранзит может быть сложнее, ведь с 2020 года внешние границы обещали охранять вместе со странами ЕАЭС, учет будет идти общий для всех стран.

У меня есть информация о лжетранзите товаров с Европы. Например, по бумагам товар из Европы едет в сторону Узбекистана, Таджикистан или Афганистана. На самом деле товар уже остается в России, просто наши таможенники снимали с контроля и ставили печать, что груз якобы прошел транзитом через Кыргызстан, и эта услуга стоила 50 тысяч долларов с одного грузовика.

- Поясните, пожалуйста.

- Я давал интервью вашим коллегам из телевидения о лжетранзите. На чем, по сути, некоторые таможенники «заработали» свои баснословные состояния. Именно на транзите и на лжетранзите. Кроме того, есть недостоверное декларирование: какой-нибудь дорогой товар завозят как ткань.

Транзит и лжетранзит - это миллионы долларов. Например, грузовик грузят дорогими европейскими товарами. Хозяин этой машины везёт это всё в Россию, чтобы продать там телевизоры, мобильную телефоны, мебель. Чтобы в России растаможить эти товары нужно оплатить 30% от всей стоимости товара!  Если товар, который загружен, стоит миллион долларов, значит, будь добр заплатить 300 тысяч долларов. Что делать? Тогда предпринимателю таможенники предлагают такую схему: товар, согласно бумагам, якобы отправляется в Узбекистан, через Казахстан и Кыргызстан. Потом бизнесмен заезжает в Российскую Федерацию и в накладных документах пишет конечную остановку - Узбекистан. Когда оформляешь транзитный груз, то он освобождается от всех налоговых платежей.

Получается, что бизнесмен через Украину и Беларусь заезжает в Россию и там выгружает товар. Хотя по документам у него транзит! Документы берёт брокер, приезжает в Казахстан, просит таможенника шлепнуть печать, мол, машина проехала через территорию этого братского государства. Затем наступает время и кыргызских таможенников. Наши тоже шлепают печать - якобы груз транзитом проехал в Узбекистан. Есть автоматизированная система между таможенными службами ЕАЭС - когда груз выезжает из Кыргызстана, там этот флажок убирается и с груза таможенные органы России и Казахстана снимают контроль.

Чтобы одну машину провести по этому криминальному пути лжетранзита, нужно заплатить кыргызским таможенникам 50 тысяч долларов с каждой машины! А в России и Казахстане свои ставки. Почему я могу это утверждать? Сейчас, когда я работаю руководителем детективного агентства, на меня часто выходят бизнесмены из России и Казахстана, прося «пробить этот канал» или устроить встречу с высокопоставленными таможенниками по лжетранзиту. Я сам всю жизнь боролся с такими схемами и поэтому решительно отказываюсь. В разговоре я и выяснил, что в Кыргызстане такие «услуги» стоят 50 тысяч долларов. И таких ловкачей-предпринимателей из России, Казахстана очень много.

-  А легальный транзит тоже облагается «налогами»?

- Некоторые таможенники очень хорошо «зарабатывают» и на обычном транзите. По моим сведениям, чтобы разрешить проезд транзитного товара из Китая в Узбекистан уже в 2006 году брали 2 тысячи долларов с одной фуры. Просто так. По сути с транзита не должны брать деньги. Но если не заплатишь, то можно на границе стоять сутками. В транзите есть замечательный момент: груз должен соответствовать требованиям транзита. Например, если предприниматель везет из-за рубежа товары народного потребления, то он должен предоставить счет-фактуру, какие у тебя там товары. Таможенники могут приостановить проезд товаров, которые не соответствуют декларации. Они должны потребовать доначислять на депозит и так далее. Но вместе этого, как рассказывал Саймаити, с одной фуры требуют до 5 тысяч долларов. Я этому верю.

 

Нет Саймаити – нет и суда?

 

- Вы по нашей просьбе посмотрели расследование "Азаттыка", OCCRP и Kloop о коррупции на кыргызстанской таможне. Могут ли эти факты стать основой уголовного дела?  

-   Я, как человек с правоохранительной системы, внимательно посмотрел расследование Азаттыка.  Перед тем как ответить на эти вопросы, нужно учесть тот факт, что человека, который озвучивал все эти факты журналистам по видеосвязи, уже нет в живых. Поэтому мои ответы будут с учетом этих обстоятельств.

Слова Саймайти не подкреплены юридически. По законодательству, чтобы доказать незаконность тех или иных действий, нужны следственные действия: допросы, очные ставки и так далее. То есть человек на допросах должен письменно дать показания, кому давал деньги, когда, через кого. Если эту процедуру не пройти, то виновных лиц просто по видео уже умершего свидетеля невозможно привлечь к ответственности. То есть главе следственной группы нужно сконцентрироваться на других моментах и отсеять вопросы, которые бессмысленно даже поднимать.  

- Но на видео Саймаити самолично показывает документы и рассказывает о том, что перечислил 2,4 миллионов долларов в фонд имени Матримова.

- Доказать, что перечисление денег в фонд имени отца Матраимовых является отмыванием или легализацией денежных средств, добытых преступным путем, уже практически невозможно. Потому что короткого видео с Саймати и квитанций о переводе денег в фонд недостаточно для следствия и суда, для того, чтобы предъявить кому-либо обвинение в этом преступлении.  

 

- Но Саймаити сам подтверждает перевод денег…

 

- Еще раз хочу сказать. Сейчас есть только видео и квитанции. Но основного свидетеля, которые эти деньги перечислял, уже нет в живых. Может он от злости или обиды наговорил?  Все нужно было доказывать следственным путем: за что получал, как получал, как отмывал. Без Саймаити это вопрос невозможно довести до логического конца. Можно, конечно, проследить переводы этих денег и максимум доначислить налоги и все.

 

- А что насчет вывода Саймаити 700 миллионов долларов из Кыргызстана? Там была же легализация и незаконный оборот денег?

 

- Как нам известно, часть суммы переводилась за границу через банки, а часть денег вывозилась за границу контрабандно в мешках на самолетах или на автомашинах. Те средства, которые переводились через банки, не трудно проследить и дать по ним юридическую оценку. В результате будет доначисление налогов, штрафы и так далее. А то, что вывозилось в мешках, доказать невозможно никогда и тем более принять какие-либо меры.  

 

Я понимаю как эта ситуация выглядит с точки зрения простого кыргызстанца. Но с точки зрения следствия нужна железная доказательная база. В моей практике подозреваемых ловили с поличным, но потом следствие или суды их оправдывали. А тут просто слова. Тем более контрабанда денег.

- По вашему мнению, какие факты имеют перспективу для следственных органов?

- По нелегальной таможенной схеме, при которой за ввозимый товар из КНР через Кыргызстан в Узбекистан транзитом платили откат по 4600 долларов США с каждой машины за разрешение транзита через Кыргызстан, могу сказать, что это точно не доказуемо. Если, конечно, не появится человек с признательными показаниями о том, что он действительно приходил за откатом к Саймати, брал у него деньги в виде взятки за транзит и расскажет кому передавал потом эти деньги.

По другой схеме, когда товары ввозились из КНР, оформлялись по документам как транзит в Узбекистан, а на самом деле этот товар оставался в Кыргызстане, то тут ущерб бюджету республики будет колоссальный, многомиллиардный. Вот здесь нашим правоохранительным органам действительно можно очень хорошо поработать и раскрутить клубок. Нужно поднять информацию про весь транзит, проходивший через территорию Кыргызстана из КНР в Узбекистан с 2011 по 2018 года, где можно выяснить количество автомашин, проехавших по неделям, месяцам, годам.

В пакете транзитных документов имеются номера автомашин, транспортные накладные, инвойсы и т.д. В рамках уголовного дела направить международный запрос в Узбекистан о предоставлении сведений: сколько автомашин из КНР с товарами были ввезены в Узбекистан транзитом через Кыргызстан. Также на высоком правительственном уровне попросить и убедить узбекское правительство оказать содействие следствию в предоставлении этих сведений. Почему я говорю на высоком уровне надо решать эти вопросы? Да потому, что Узбекистан может отказать и не предоставить эти сведения. На сегодняшний день это единственная серьезная зацепка в сборе неопровержимых доказательств по журналистскому расследованию, в том числе решении подтвердить или опровергнуть слова Саймати в части лжетранзита.

Если выяснится, что, допустим, если в прошлом году по транзиту в Узбекистан из Кыргызстана въезжали 5 тысяч машин, а по нашим данным 10 тысяч, тогда легко можно вычислить тех сотрудников таможни, которые пропускали подобные грузы. Они без фактического наличия груза ставили печати на бумагах и снимали флажки с контроля по транзиту. Кстати, недавно задержали таможенника, который занимался лжетранзитом. Думаю, можно выявить очень много безответственных сотрудников ГТС, задержать их и допросить.  Многие из них могут пойти на сотрудничество со следствием: кто, почему, зачем, по чьей команде они это делали. Потому что без участия высокопоставленных чиновников таможни это провести невозможно. Таким образом, можно собрать неопровержимые доказательства существования крупной коррупционной схемы. То есть каждый груз можно посчитать по килограммам и тогда выйдет сумма ущерба государству. А это миллионы. Можно тогда выйти на организаторов этих коррупционных схем.

Брендовые вещи, недвижимость и DDoS-атака

 

- Журналисты в расследовании утверждают, что супруга Раима Матримова в ОАЭ приобрела два земельных участка за 10 млн долларов и квартиры за 2,5 млн долларов США. По словам акул пера, это тянет на незаконное обогащение. Как можно это можно доказать?

 

- Если это правда, то необходимо подтвердить официально покупку этой недвижимости, сроки, когда была приобретена и за сколько. Подтвердить это можно только официальным запросом в ОАЭ.

 

- Но журналисты уже подтвердили эту информацию из своих источников. Какие еще факты нужны?

 

- Любому сотруднику силовых органов нужно «закрепиться», то есть подтвердить информацию официально. Документы могут оказаться поддельными. Да, прокуратура уже отправила соответствующий запрос властям Дубая. Но, думаю, нужно еще и договорится о выдаче информации на высшем уровне, то есть на уровне эмира Дубая. Обычно они такую информацию не дают, поэтому надо договариваться. Сейчас во всем мире активно началась борьба с выявлением сомнительных покупок недвижимости, требующее подтверждения источника дохода.

 

Если информация о покупке недвижимости на 10 миллионов долларов подтвердится, то нужно сверить эти сведения с декларацией экс - госслужащего Матраимова и потом дать юридическую оценку. Если владельцы не смогут подтвердить происхождение этих денег, то автоматически возбуждается уголовное дело по незаконному обогащению. Возьмём дело бывшего вице-премьер-министра Дуйшенбека Зилалиева. У него конфисковали все его имущество именно из-за незаконного обогащения.

 

- Журналисты сайта Factcheck.kg опубликовали анализ богатств Уулкан Тургуновой, жены бывшего замглавы таможни Раимбека Матраимова. После этого на издание была совершена масштабная DDoS-атака. Что может сделать в этом случае оперативный сотрудник силовых структур?

 

- Что касается дорогих часов и брендовой одежды, следствию будет очень сложно доказать стоимость вещей. Для этого нужно было задерживать человека, возбудить уголовные дела, провести обыски, изъять дорогие вещи и сделать экспертизу, чтобы установить истинную сумму. Насчет стоимости. Это понятие растяжимое. Если купить в магазине часы за 100 тысяч долларов, то через полгода они будут стоить уже 70 тысяч. Кроме того, надо подтвердить - это оригинальная продукция или копия. А может человек брал бывшее в употреблении. Это уже другая цена. Или ему подсунули фальшивку под видом фирмы. Поэтому нужно больше ориентироваться на движимое и недвижимое имущество, на которое есть стабильная цена. В этом случае будет результат.

 

- Сейчас межведомственная группа при ГКНБ расследует причины убийства Саймаити. Но действенных результатов пока нет. 

 

- Дело было возбужденного по убийству Саймаити. В рамках этого уголовного дела и собирается информация. Возникают вопросы: почему по убийству? Ведь это преступление было совершенно в Турции. А это отдельная тема. 

 

В рамках уголовного дела вызывают депутатов ЖК, других граждан и спрашивают о том, были ли они лично знакомы с Саймати, кто-нибудь им угрожал или не угрожал. Идет формальный опрос свидетелей, который ничего не даст. А ведь нужно заниматься реальным выявлением системной коррупции.

 

Вообще в обществе нездоровый ажиотаж по этому делу. И думаю, все из-за недостатка информации. Финансовая полиция 8 месяцев проводила проверку деятельности Матраимова и не стала публиковать ее итоги, ссылаясь на неразглашение личных данных. Это о чем говорит? В таких резонансных делах очень важна гласность. Нельзя недоговаривать, все должно быть разложено по полочкам. Чтобы народ мог понять где правда, а где ложь.    

 

- Если бы вы были руководителем следственной группы, что вы бы сделали?

 

- Если бы я был руководителем группы по расследованию коррупционных схем, из этих всех пунктов я поставил бы только два направления, которые имеют перспективы – лжетранзит и незаконное обогащение. Ну, что скрывать, Саймаити уже нет в живых и некоторые факты просто невозможно доказать. А такие преступления как лжетранзит или незаконное обогащение трудно укрыть и «сломать». Потому что они основаны на документах.

 

Когда есть железные доказательства, следствию легче предъявлять обвинение, а суду принимать законное решение. Из всех фактов, озвученных в журналистском расследовании, только два факта имеют реальную возможность доказать документально истину этого расследования. А привязать коррупционную схему на таможне к конкретному человеку сложно и это отдельная тема для разговора.

 

up